Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:54 

После дождя, Глава 2

ваша жизнь сплошное вранье, порнуха,бытовуха, интернет зависимость и сотово-мобильное рабство.(c)
Название: После дождя
Автор: Hiroko Rai
Бета: ChupaChupsi
Фендом: «Наруто»
Жанр: Яой, романтика, драма в каком-то смысле
Пейринг: Саске\Наруто (основной), Наруто\Азарни
Рейтинг: PG-13
Статус: в процессе
Дисклаймер: Не претендую...все создателю
Размещение: Напишите мне, обсудим
Предупреждения:Страшный ООС, АУ, смерть второстипенных персонажей,ОС,ОЖП
От автора:Первый фик.

Глава 1 - www.diary.ru/~7583296798/p81504565.htm

В Академии все было как всегда. То же здание, те же растения вокруг него, те же стены и покраска, даже окна, казалось, не меняли уже давно, менялись только дети: кто-то сдавал экзамены и получал свой протектор с символом листа, кто-то только поступал, открывая для себя мир шиноби. Да, этот мир был жесток. Да, этот мир забирал любимых и близких, но нельзя было сказать, что он не был увлекателен. Блондину была доверена младшая группа ребят шести-семи лет. Он должен был обучать их основам владения и метания холодного оружия, а также основным приемам тайдзюцу. Маленькие сорванцы обожали своего молодого учителя. Они никогда не обращались к нему «Наруто-сенсей», ученики просто звали его по имени. Детишки видели в нем старшего брата и искренне любили, а Наруто любил их, ведь сам блондин иногда казался таким же ребенком. Как-то раз Умино обмолвился, что в Намикадзе пропадает талант учителя, на что парень лишь отмахнулся. У него были другие, более сложные цели, которых он хотел достичь, ведь свято верил, что сможет избавиться от своего недуга. Он должен был от него избавиться, несмотря ни на что! Удачно проспав первые два занятия старших ребят, Наруто решил немного перекусить, перед тем как Ирука-сенсей придет с младшей группой на урок по тайдзюцу. Полуденное солнце нещадно припекало макушку, а легкий утренний ветерок магическим образом исчез, оставляя ужасную духоту. Протерев еще сонные глаза, блондин спрыгнул с невысокого дерева, на котором сидел. Легким прогулочным шагом он направился в прохладные стены Академии. Уже на выходе с тренировочной площадки его перехватил бывший учитель.
– Наруто…
– Что случилось, Ирука-сенсей?
– Ты куда собрался? Урок сейчас начнется.
– Но Ирука-сенсей, я проголодался, а если я не поем, то не смогу нормально провести занятие, – взмолился блондин.
– Не ной и возвращайся обратно, дети тебя ждут. И не смей с ними играть, они должны освоить хоть пару приемов.
В этот момент раздался звонок к началу урока, на что Наруто лишь обреченно вздохнул.
– Ладно, иду уже, иду.
Урок прошел для парня быстро. Дети как губки впитывали информацию, смотря на него с приоткрытыми ртами и полными восхищения глазами. Когда блондин объявил, что занятие окончено, малышня, радостно визжа, разбежалась в разные стороны тренировочного поля. Наруто лишь грустно улыбнулся. Перед глазами невольно вставали сцены тех лет, когда он сам был еще учеником. Из-за угла показалась высокая стройная девушка с розовыми волосами в розовой кофточке, короткой юбке и высоких, до колен, сапогах. У девушки были большие ярко-зеленые глаза и мягкая открытая улыбка на губах, которая ей очень шла. Она медленно приблизилась к юноше и нежно его обняла.
– Привет, Наруто!
– Сакура-чан, что ты здесь делаешь? А где Сай?
– Он сегодня вместе с Саске-куном ушел на миссию!- притворно-обиженным тоном сказала девушка и снова мило улыбнулась.
Блондин поднял глаза к небу и посмотрел на облака в лучшей манере Шикамару:
– Получается, мы с тобой сегодня одни.
Девушка посмотрела на своего бывшего товарища по команде. Сакура до сих пор не могла понять, что случилось такого, в результате чего он оставил команду и решил помогать в Академии, завязав с миссиями. Нет, она знала, что Наруто не мог пользоваться чакрой, но что послужило причиной для этого, никто не знал, а кто знал, не рассказывал. На любые вопросы он отвечал: «Сакура-чан, так надо», и вскоре, девушка оставила все свои бесполезные попытки. Она знала, раз блондин так поступил, значит, на то были веские причины, и решила, что он сам разберется, а если все-таки потребуется помощь, девушка его предупредила, что он всегда может положиться на своих друзей.
– Наруто, ты говоришь так, словно ты совсем один, без друзей и родных, – блондин перевел взгляд на девушку. В глубине голубых глаз плескалась горечь.
– Сакура-чан, иногда я так действительно думаю. У меня очень мало по-настоящему хороших друзей. Остальные видят во мне демона, носителем которого я являюсь, угрозу для их детей, угрозу для них самих. Лишь немногие люди, которых можно пересчитать по пальцам, видят меня настоящего. Ровесники считают меня слабаком из-за того, что я не могу пользоваться чакрой. Да я и есть слабак, чего таить…
– Намикадзе Наруто! – зарычала девушка. – Прекрати нести чушь! С каких пор ты стал такой тряпкой? Где тот Наруто, которого я знала? Тот Наруто, который никогда не сдавался? - и хорошенько размахнувшись, куноичи отвесила ему подзатыльник.
– Ай-ай, Сакура-чан, за что? – проскулил блондин, хватаясь за ушибленный затылок, на котором вскоре, как он подозревал, вскочит огромная шишка.
– За все хорошее, Наруто. Ты, придурок недоразвитый, мы же любим тебя. Твой отец, Саске, я. Разве тебе этого мало? Мы никогда тебя не оставим, а на остальных людей просто плюнь. Я знаю, что ты станешь Хокаге. Я знаю, что ты добьешься того, что люди прекратят видеть в тебе демона. В конце концов, если ты доказал это нам, сможешь и им, но у тебя ничего не получиться, если ты будешь ныть и принимать за правду все то, что они говорят. Мне неизвестны причины, по которым ты не можешь использовать чакру, ведь ты не хочешь мне рассказать…
– Сакура-чан, успокойся, я понял, понял, - блондин улыбнулся, на этот раз вполне радостно. У него были друзья, у него были люди, которым он дорог и которые дороги ему. Разве уже этого недостаточно? «Сакура права!», – понял Наруто, и осознание такой простой вещи заставляло его сердце чуть ли не петь от счастья. – Я обязательно все тебе расскажу. И не только тебе, всем вам, но не сейчас. Хорошо?
Куноичи, уже порядком успокоившись, снова улыбнулась этому солнцу в обличии человека.
– Хорошо, Наруто, хорошо! Кстати, ты уже закончил? Пошли на озеро, сегодня слишком душно, чтобы я могла хоть чем-то заниматься.
Блондин виновато посмотрел на подругу.
– Извини, Сакура-чан, я обещал отцу зайти. Неохота мне получать еще и от него, – парень снова потер то место, куда залепила ему ладонью девушка.
– Да ладно, ничего. Позову Ино, уж она-то не откажется, – и Сакура, помахав ему на прощание, пошла к выходу из Академии.

***

У Наруто снова болела голова. Нет, не то. Голова просто разрывалась от боли, словно ему в виски ввинчивали раскаленные железные прутья, причем с обеих сторон и с таким упорством, которому можно было только позавидовать. Солнце к середине дня стало просто карой небесной, припекая нещадно. На небе не было даже намека на тучи.
«Дождя сегодня можно не ждать…», – уныло подумал блондин, поднимаясь по ступенькам крыльца резиденции.
Постучавшись в массивную дубовую дверь и получив разрешение войти, Наруто подошел к столу отца и плюхнулся в кресло, стоящее напротив. Откинув голову на спинку, парень блаженно прикрыл уставшие глаза. В большом кабинете было прохладно. Четвертый сидел, зарывшись в бумагах по самую макушку, и что-то писал в толстом свитке. По сосредоточенному лицу блондин понял, что это какой-то важный документ и решил пока не мешать. Парень сам не заметил, как заснул. Разбудила его чья-то рука, мягко теребившая за плечо. Вставать не хотелось, головная боль, недавно скручивающая мозг притупилась, зато казалось, что боль в спине сменила ее на посту. Открыв глаза, парень увидел перед собой отца.
– Вставай, сын!- блондин перевел взгляд на часы. На дворе было уже девять часов вечера. «Неужели я столько проспал?», – подумал он.
– Черт! Я, кажется, заснул, – сказал парень хриплым ото сна голосом.
– Ничего, я только что закончил. Нару, у тебя снова болела голова? – Намикадзе кивнул, и пошевелился в кресле, устраиваясь в более удобное положение. – Я получил письмо от Джирайи. Там сказано, чтобы мы шли к ним навстречу. Через три дня они будут у Долины Завершения, Цунаде хочет тебя сразу осмотреть.
– А чем ты сегодня занимался? – парень перевел вопросительный взгляд на свиток, лежащий на горе документов. Отец понял, к чему клонит блондин, и улыбнулся. – В этом свитке я собрал все сильные техники, которые знаю. Когда Цунаде вылечит опухоль и выведет яд, ты, наверняка, захочешь наверстать все упущенное время. Из-за огромного количества работы я не смогу лично с тобой тренироваться. Не беспокойся, я все подробно описал, думаю, даже Конохомару поймет изложенное в нем. Но этот свиток не должен попасть в чужие руки. Большое количество техник, поданных здесь – наследие старых кланов, давно стертых с лица земли в результате войн. Многое даже я не смог освоить, хотя я знаю, как, но видно – «не судьба», – и Минато снова мило улыбнулся.
– Так что готовься, сын, через два дня мы выходим.
Наруто поднялся, потянулся и пошел к двери. Дойдя до проема, он оглянулся и, обращаясь скорее к самому себе, чем к отцу, сказал:
– Надеюсь, не будет слишком поздно, – Четвертый на эту фразу лишь вздохнул.
– Ты сейчас домой?
– Нет. Пойду, прогуляюсь. Дома делать нечего. И пап… когда мы пойдем… отправь Саске на миссию, я… просто не хочу лишних вопросов, а когда мы вернемся, я ему все расскажу, – с этими словами парень выскользнул за дверь.
«Скоро, Наруто. Очень скоро все вернется на свои места. Я хочу, чтобы вернулся шумный, жизнерадостный Наруто, а не его тень!»

***

Наруто сидел около большого озера, облокотившись на толстый ствол дерева, и думал о том, что будет делать дальше. Мысли его текли лишь в одном направлении: «Скоро все изменится. Скоро я снова смогу использовать чакру и ходить на миссии, а не сидеть взаперти в деревне, каждый раз, словно мышь в клетке, метаясь из угла в угол, пытаясь изменить привычный уклад жизни. Я такой человек. Я не могу сидеть на одном месте слишком долго, не могу изо дня в день заниматься одним и тем же. Сакура была права, я слишком много думаю, о том, что видят во мне другие». На улице уже стемнело, духота спала, легкий ветерок теребил короткие прядки волос. Где-то на дереве ухал филин, а в кустах стрекотали сверчки. Голова не болела, что не могло не радовать, лишь немного ныла. «В конце концов, все меняется. Может и этот уклад жизни изменится или я изменю его. Так, Наруто, хватит об этом думать, вставай и разомни свои юношеские кости парой приемчиков тайдзюцу… и улыбаемся, улыбаемся». Блондин подскочил, снял куртку и футболку, оголяя торс, разулся и закатал оранжевые бриджи до колен. Подойдя к кромке озера, Намикадзе зашел в воду, погружая стопы в прохладу. Встав в боевую начальную позицию, блондин начал тренировку. Идеальные движения рук и ног, удары, отточенные до автоматизма, капельки воды, взметавшиеся вверх каждый раз, когда носитель девятихвостого наносил удар в солнечное сплетение невидимому противнику или делал подсечку. Маленькие капельки пота стекали по виску, очерчивая линию лица и скул. Лишь они давали понять, что с виду расслабленное тело, на самом деле внутри напряжено, как струна, а его хозяин сосредоточен до предела. Накачанный торс был влажным от воды и пота, переливаясь бронзовым светом в лунном сиянии. Натренированный чуткий слух шиноби уловил еле слышные шаги приближающегося человека. Наруто остановился и повернулся в ту сторону, откуда доносился звук. Грудь блондина тяжело вздымалась, промокшие штаны прилипли к ногам. Из-за поворота показалась высокая фигура.
– Так и знал, что найду тебя здесь, Наруто!
– Саске? Что ты тут делаешь? – во взгляде брюнета промелькнули смешинки.
– Это ты меня так рад видеть? Я, понимаешь, стараюсь закончить миссию как можно скорее, несусь со всех ног к любимому добе, а он даже не обнимет, – брюнет прижал тыльную сторону ладони ко лбу и наигранно закатил глаза, – ах боги, что же мне теперь делать?
– Теме, прекрати язвить, ты же знаешь, что я скучал. Просто не думал, что ты вернешься так рано, – светловолосый улыбнулся, подошел к своему парню, обнял за талию, прижимаясь всем телом, и положил голову ему на плечо.
– Я подозревал, что ты не умеешь думать, но когда ты сам в этом признался, я убедился окончательно, – брюнет обнял Наруто за шею и прижал к себе. Намикадзе напрягся, в голове начали проноситься варианты мести младшему Учихе: «Убить? Нет. Зашить рот? Тоже не то. Искупать? Хе-хе». Блондин мгновенно развернулся, меняясь местами с Саске, и, легко вывернувшись из кольца любимых рук, толкнул обладателя шарингана в воду. Учиха не устоял и шлепнулся в прохладное озеро, нагретое за день солнечными лучами. Наруто задорно рассмеялся, когда Саске вынырнул. Черные некогда, стоящие торчком волосы прилипли к лицу, а особо длинные пряди челки закрыли глаза. Чунинская форма насквозь промокла. Блондин больше не мог сдерживаться и опустился на землю в приступе гомерического хохота.
– Сас-ке, т-ты похож на только что вымытого против своей воли котенка, – от смеха на глазах появились слезинки.
– Ах! на котенка значит! – брюнет сделал шаг вперед и замахнулся, чтобы ударить, но не успел. Наруто сделал подсечку и Саске снова упал в воду, окунаясь по самую макушку. Теперь блондин рыдал и скулил, катаясь по земле и держась за живот обеими руками. Учиха, чтобы не попасться на одну уловку трижды, собрал чакру в ногах, становясь на водную поверхность, и двинулся к катающемуся парню. Наруто заметил надвигающуюся угрозу, вскочил с земли и принял оборонительную позицию.
– Не дамся, и не надейся, – в голосе еще проскальзывали веселые нотки, а улыбка так и не хотела сходить с лица, чтобы уступить место сосредоточенности. Саске был не тем противником, с которым можно было шутить, но Намикадзе никак не хотел воспринимать ситуацию серьезно, особенно после такой сцены. Успешно блокировав удар, блондин хотел уже ударить Учиху с ноги, но не успел и пал жертвой такой же подсечки. Тут же на его бедра опустился Саске. Брюнет прижал руки парня у него над головой и приблизил свое лицо к лицу блондина.
– Ты проиграл, Наруто. Так кто там мокрый котенок? – парень издевательски оскалился.
Носитель девятихвостого лихорадочно думал, как избежать теперь уже Учиховской мести. Ответ пришел сам собой. Состроив щенячьи глазки, и кокетливо похлопав длинными ресницами, Намикадзе приподнялся и впился дерзким поцелуем в губы брюнета. Саске издал голодный полурык и переместил свои ладони на грудь Наруто. Почувствовав, что кисти больше ничего не удерживает, носитель девятихвостого начал расстегивать чунинскую жилетку партнера. Губы Учихи спустились на шею, проведя влажную дорожку от кончика уха до ключицы. Охваченный чувством, блондин переводил дыхание.
– Я люблю тебя, Саске, – на выдохе прошептал он.
– Я все равно сильнее тебя люблю, добе, – ответил ему брюнет, не переставая целовать мускулистые плечи. «Надо будет запатентовать этот способ. Хочешь уберечься от разъяренного Учихи, просто поцелуй его…». Додумать блондин так и не смог, потерявшись в ощущениях, которые ему дарил любимый.

@темы: яой, фанфики, Саске/Наруто

Комментарии
2012-08-15 в 01:52 

Нарика
проду)))))

   

Яойная жизнь Наруто

главная